Хочу любви как в книге

Говорить о художественной значимости продукта смыла, безусловно, нет. Но однобокость изложения вперемешку с откровенными постельными сценами пришлись по вкусу огромной женской аудитории, независимо от страны проживания. Мужчины нервно вздрогнули. Вроде как почти порно, но взбитое романтичными сливками – от приторной сладости слипался мозг, отказываясь работать.

Подсунуть книгу на нужной странице

Девочки продолжали молчать, но подсовывали мужчинам книгу, невзначай открытую на нужной странице. Вдруг прочтёт и увидит, как он её «там» и «туда», да еще и предметом, завязав глаза. Возбудится и захочет сделать то же самое. Вообще, мужчины намеки не понимают, чужие рукописи не читают и предпочитают схему действий, желательно расписанную четко по заглавиям, со сносками, если нужны уточнения.

В дореволюционных книгах пишут, что женщина была томительной музой, женой и матерью. Можно представить, что её просто трахали, не особо спрашивая, понравилось или нет. Сегодня – гендерное равноправие. Когда женщина и водит, и работает, и знает три языка, и способна построить дом своими руками и при этом выглядеть гламурно-шикарно, мужчина теряется, не понимая – а какова его роль? Можно взять деньгами, бриллиантами и покупкой дорогого авто, можно носить охапками цветы и кормить устрицами, помыть посуду да починить кран в ванной, но однажды эти двое окажутся в постели. Нужно будет найти общий знаменатель, чтобы обоим было удобно. Даже не удобно, а хорошо. Желательно с продолжительными мурашками, оргазмами, пульсацией и «я снова тебя хочу». Только как брать-то её, такую всю умную шикарную, цитирующую Платона, ту, которая сама себе заработала на квартиру, женщину, которая ценит свою независимость? Мужчины теряются, немного робеют, уповают на размер, на себя, но сами, после трех свиданий в койке понимают, что это тупик, из которого выбраться можно, дав задний ход – а это означает, сдаться.

Иногда мужчины даже не догадываются, что их женщины недовольны. Разочарованы. Порой бытовуха закрутила гайки обоим: работа-дом-ребенок-стройка-ремонт, карусельный забег, к началу ночи укачивает всех, отчего скомканный секс не лучше его отсутствия. Есть и попытки наладить ситуацию. «Может я тебя поцелую там, а ты мне глубже?»

Постель испокон веку – поле боя, где победить должен тот, кто сильнее. А если оба равны?

Посмотрите на улицы – бал правит новый вид мужчин: чистые гладкие мальчики в салатовых носках и квадратных кепках, бородатые мужички с хвостиками на затылке и вылизанным маникюром, опрятные модники в классических костюмчиках, стрижечка, парфюм – все дела. Великий класс заводских гопников не упоминаем, потому что их сила в неизменности гендерной платформы: бабу берут быстро и сзади, а советы Толстого, Джеймс или Саган подобны звездной пыли – не видели, не знаем, не авторитетно. Есть и мужчины, что балансируют между «сам себе постриг ногти» до дорогой рубашки и джинсов. Эфемерная звездная элита от актеров до певцов. Многие сейчас подобны яблокам, отполированные воском до янтарного блеска, крепкие снаружи, внутри – рыхлые фрукты, с лёгкой гнильцой, которые и выбросить жалко, но и есть не хочется. Такие красивые аккуратные самцы, продукт нового века, утратившие запах пота и адреналин, поддавшиеся феминизму. Мужская агрессия подавлена женской самостоятельностью. Это не позволяет руководить и требовать, а лишь партнёрствовать, что малопривлекательно в любовной интриге.

Если женщина не скажет, что ей в постели давно скучно, мужчина даже не догадается, что она смотрит порно в два раза чаще, чем он, да почитывает «оттенки», вздыхая, что её «так» никто никогда не возьмет.

Я объясняю Михаилу, что ему повезло. Он должен целовать пальцы ног своей возлюбленной за откровенность и чистосердечное признание. Чаще – молчат. Стыдливо мастурбируют или заводят поклонников, в надежде на похотливый дикарский бунт. Помню, как подруга рассказывала о кавалере, который нудно извинялся за то, что поимел её сзади в позе догги-стайл, нервно закатывая глаза, ах какой был у нас необузданный секс. Я ему посоветовала продолжить играть в дикаря: чтобы и руку на шею, и волосы на руку намотал, да по попе шлепни. Парень нервно моргнул. Ответил, что это слишком, и лучше он как прежде.

«Обычный мажор хлещет девку ремнем – в чем смысл?»

И вот теперь сидит передо мной поникший Миша. Нормальный мужик, качалка, работа, рыбалка. Секс как секс, а тут претензия – мало! Оказывается, вся эта возня по телу, с вылизыванием живота и поцелуями в соски усыпляет. Девочка требует жестче, интенсивнее. А это страшно – вдруг убьешь ненароком взмахом сильной руки? «Я фильм уже посмотрел! Ну не книгу же мне читать? Ну и что? Обычный мажор хлещет девку ремнем – в чем смысл?» Смысла, увы, нет. Женщина – натура капризная и своенравная, но если она любит секс, то хочет почти всегда одного. За исключением тех, кому нравится надевать страпон и меняться ролями. Она хочет му-жи-ка.

Когда мужчина берет и делает, то, что ему вздумается. Когда в его руках её тело – это пластилин, мнущийся и меняющий форму. Когда не нужно указывать и командовать, а подчиняться общей стихийности, в которой главная роль – это главенство мужчины. И не нужно эксперименты с огурцами, вазелином и намордником (впрочем, каждому своё), не нужно понимания того, что мужчина так привык быть красивым в нашем новом стильном мире, что зеркально повторяет это в кровати. Потому что быть смелой и модной в жизни – это данность, в сексе же – лишь желание быть подавленной сильной стороной.

«Так не надо бить ремнём?» – недоуменно спрашивает Миша.

Как хочешь! Ты или она. Нужно перестать быть инертным, уставшим и гладко выбритым. Осознать, что женщины кайфуют как коты от валерьянки, когда сильные руки обхватывают и прижимают к себе. Чувство жара и запах пота. Чтобы глядя на мужчину, тебе не хотелось его накормить, обогреть, да поднять штанишки повыше, прикрыв тощую задницу, а отдаться, тут же, на парковке, в лифте, на столе и в автомобиле. Понимая, твой мужчина сделает всё как надо, потому что он решает всегда и везде, он руководит, а ты – ведомая.

Женщины в 21 веке сражаются за жизнь не меньше, чем мужчины: за красоту и право быть в обойме, карьерный рост, бизнес, воспитание детей. Броня становится толще, хрупкая женщина прячется за фасадом беговой лошади. Но когда она снимает одежду, она хочет отдаться, а не сыграть партию примитивного собачьего вальса, в размере 2/4. Автор «50 оттенков серого» заработала 100 миллионов долларов, открыв всему миру пошлую правду. Никому не нужно равноправие в постели. Женщины желают, чтобы ими повелевали. Чтобы у ног был воин, который знает, как укротить.

Читайте також:
Загрузка...

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *